December 8th, 2006

(no subject)

The pointless pink giraffe.

Я кашляю. Давно уже. Особенно по утрам неприятно - просыпаться с больным горлом. А в остальное время я, кажется, обычный человек. Говорят, в Москве ужасная экология. Зря я тогда вчера вечером шел под дождем без шапки. Впрочем, rain is tears of God. Сам же это сказал вчера, и нечего теперь. Слезы - это радость, слезы - это печаль. А вот музыку я точно правильно вынул из ушей - я так давно не слышал звуков почти тишины пустынной ночной улочки: лишь шарканье моих ботинок, шорох веток, еле слышный свист ветра. Что естественно, то прекрасно. А еще мне стали сниться сны. Раньше, знаете, так мало спал, что просто падал и нехотя вставал уже. Теперь сплю не больше, а вот гадость всякая в голову лезет, что будильнику только рад. По-моему, я выпил вместо 4 чашек чая, 4 чашки кофе нечаянно; сердце так и просится наружу. Я сижу в тихой, полумрачной комнате. Один. Из форточки дует, немного зябко. Вокруг лишь книги - мертвые мысли; чужая гордыня, чужое смирение. Гордыню надо смирять. Я смотрю в стол, смотрю в стену, не знаю, что сказать. Значит, и не надо.