Epic Hero (vorewig) wrote,
Epic Hero
vorewig

  • Music:
Товарищеский суд
Глупый зал. Скамейка-доска, стол-плашмя. Вверх, лесенкой пирамидкой уходит затертый лекционный зал. Сонливый зев, усталая тоска, унылые глаза, которым уйти бы уже. От трибуны слева я, без микрофона. За трибуной активистка, запутинка. Умничка, так себя кормит — у запутинцев стипендии больше чем была когда-то моя зарплата. Стервятников надо подкармливать. Пару лет назад, еще до Великого Голосования — смешно ей-Богу вспомнить — я ей в аську кидал ссылки как омоновцы избивают женщин на улицах Питера. Теперь молодые запутинки истерично визгливо кричали "Да, да, мы любим вас", когда люди в штатском просто физически уничтожили последную робкую акцию. Втоптали, сломали, вытерли. Это было еще в марте, до закрытия Интернета. До расстрела журналистов.

«...уместно было бы вспомнить слова нашего национального лидера и сказать, что таким шакалам не место в нашем коллективе», — экзальтированно орала запутинка. Зал как бы нехотя захлопал. Куда ж ему деваться. Мне тоже особо некуда убежать — на обоих входах-выходах по четверо парней в штатском. «Мы выкормили этого, я не побоюсь этого слова, отморозка за наш, национальный счет. Нация дала ему все, а он плюет на нее. Пишет мерзкие пасквили. Гадкие стихи. Позволю себе процитировать это бесталанное убожество: "Жрите и кушайте, милые свиньи". Это вас, господа и дамы, этот моральный урод называет свиньями. И что самое страшное — это он написал за несколько дней до Великого Голосования, когда вся страна готовилась к приходу новой эры. (Раздалось жалкое подобие на улюлюканье). Благо, что в марте прошлого года — продолжила она — был введен особый режим выезда. Ведь эта подлая скотина тогда хотела выехать в Норвегию, и чуть было не уехала (слабый свист). Знаем мы этим бумагомарателей. Нет уж, гад, кушай наши родные коврижки, как говорит наш национальный лидер», — слабоэффектно закончила она.

«Прежде чем перейдем к нашему студенческому голосованию — добавила она, — дадим справедливости ради слово нашему доморощенному пораженцу». Мне протянули микрофон. Я вполне себе помнил сценарий, но меня им рвало кусками, вывертывало словами, тошнило: «Иди ты, Катя, нахуй».

Восемь человек в довольно опрятных костюмах приближались неспешно от дверей.


До Великого Голосования остается четыре дня. Те, кто со мной за столом, а не на затертой трибуне, прошу, распиарьте это предостережение.
Subscribe

  • (no subject)

    Но если письмо не имеет начала, и осень лишилась конца. То в лирике много чужого, что не терпит (для начала) само слово «лирика». Когда оно, это…

  • thusly

    Творчество по заданным правилам есть насилие. Грамматика — фашизм для писателя, а натурализм в живописи — узаконивание немощи 99% тех самых вопиющих…

  • Хорхе

    "Есть всего четыре истории", — говорил мне Хорхе дорогой. Триста шлямбурных крючьев не принесли мне удовлетворения в Серра-Торре, и теперь по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • (no subject)

    Но если письмо не имеет начала, и осень лишилась конца. То в лирике много чужого, что не терпит (для начала) само слово «лирика». Когда оно, это…

  • thusly

    Творчество по заданным правилам есть насилие. Грамматика — фашизм для писателя, а натурализм в живописи — узаконивание немощи 99% тех самых вопиющих…

  • Хорхе

    "Есть всего четыре истории", — говорил мне Хорхе дорогой. Триста шлямбурных крючьев не принесли мне удовлетворения в Серра-Торре, и теперь по…