?

Log in

No account? Create an account
vorewig [entries|archive|friends|userinfo]
Epic Hero

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Камера обскура как "котлован" Европы [Sep. 8th, 2009|09:37 am]
Epic Hero
Удивительно, но написанные на стыке двадцатых-тридцатых годов прошлого века "Котлован" (Платонова) и "Камера обскура" (Сирина, сиречь Набокова) имеют общий цивилизационный мотив — смерть ребёнка, в обоих случаях девочки.

Советская трагикомедия развивается на стыке утопии и феерии — от холодной неизбежности уральских степей возьмем товарищи ломы, лопаты в руки и докопаем до ада, раз девочка коммунистического завтра мертва. В европейском же контексте двадцатых-тридцатых нет замаха на мысль глобальную. Всё проникнуто бессмыслицей, экзистенциальной тревогой, предчувствием кошмара, словом, модус пира незадолго до чумы. Об этом же более слащаво писал Ремарк, более философски — Гессе. Ребенок умер — для героя-европейца, бросившего к тому времени семью и живущего с подростком-любовницей, это не крах. Крах и так уже разлит в воздухе. Это лишь оттенило ненадолго фальшь.

Мотив слепоты героя, духовной и буквальной, созвучен гибели старой Европы. Бюргерская, неторопливая, индустриальная Европа-еще-вчера-властительница-мира слепа. Ничего. Черно. Она должна жить, вернее мучиться, веря на слово шлюхе-девчонке Магде, ради которой всё брошено, и ее любовнику-американцу. Американец Горн (как его характерно назвал второстепенный персонаж "не то Беринг, не то Геринг") — символ нового, коммерческого, но не по-мещански, а с издевкой. Он живет рядом со слепцом так, что последний этого не замечает. Он подчиняет его себе, приказывая девчонке назвать другие цвета в комнате: это доставляет ему особое удовольствие. Американец садится рядом со слепым европейцем на веранде голышом. И это тоже доставляет человеку новой эпохи неимоверную радость.

Старая Европа слепнет вполне к декабрю 1933 г., когда "Камера обскура" вышла в Берлине и Париже. Скоро, очень скоро она умрёт, вернее будет застрелена из собственного оружия, как пророчески угадал Сирин. Американец же вполне сможет обладать беспринципной пустышкой, роковой дурочкой, страстью и уроженкой пролетариата — блудницей по имени Магдалена (sic!).

Удивительно: в ней все европейское, и герои, и материал (русскость эпизодических героев-эмигрантов, традиционная для Набокова, не в счет) — однако это произведение именно русское. Так мог написать только сторонний наблюдатель.
LinkReply