Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

thusly

Творчество по заданным правилам есть насилие. Грамматика — фашизм для писателя, а натурализм в живописи — узаконивание немощи 99% тех самых вопиющих теперь, прежде и всегда. Чистый лист бумаги и карандаш. Мне говорят, вернее я говорю себе сам: можешь рисовать, что хочешь. Никаких ограничений, ничего.

И выходят только детские каракули, очень много жирных линий. Карл Густав, я вам перезвоню.

Скомканные бумаги рукописи улетают в мусорную корзину в нижнем правом углу. В кармане пальто-макинтош пачка полуторадолларовых сигарет, на улице дождь. Плавные линии красного корейского автомобиля красивы, переднее колесо чуть вывернуто. Все это можно зарисовать, повторить, передать, размножить. Но зачем?

Главное: выдохнуть и послушать биение сердца. Все эти слова, все желания пуститься в элевсинские мистерии текста — лишь сор. Гнать метлой из головы, гнать прочь. Розовый жираф опускается медленно на крышу машины, оставляя на ней вмятины под копыта, прыгает пружиня и пролетая мимо меня вверх, за крышу, шепчет: "А теперь смотри". Над городом режут плесень неба самолеты, мечут бомбы. Органист начинает мессу, танки с востока прорезают П-образный дом. Грохот и замедленная величественная фуга. Становится холодно, по-царски солнечно. Момент отражает прогрессирующую шизоидность пианиста, опята серпуховского буерака медленно умирают, и это очень чувствуется. Птицы начинают ходить, сбиваются в стаи. Отказывает гравитация, и гусеницы метропоездов с визгами рвут поверхность, куда подальше улетая. Лечу и я через увешенное клюквой пространство. Ягоды огромны, они взрываются, и миллионы людей смеются, но их не слышно, улыбки застыли в гримасах. И времени больше нет.

Только белая комната, пустая. Посредине белая кровать. На ней я и она. Засыпаем. "А ты знаешь, — говорю я. — Слово thusly? Смешная вышла с ним история. В Англии XIX века в снобских журналах, смеясь над чернью, ее желанием говорить как бы высокопарно, соорудили хохмы ради такое псевдонапыщенное и по существу дела неграмотное слово. А теперь оно прижилось и среди аристократов. Смешно же".

"Боже мой", — думает она, засыпая в холодном ужасе от того, что из белой комнаты нет выхода кроме смерти. Да и смерти нет.
sale

Chilly

Ну что же — уже, пожалуй, очевидно, что за оставшиеся пятнадцать часов я не напишу "Облака в штанах", а теперь, допив чай, я вооружусь зонтом и в последний раз ворвусь на холодные или, как сказал бы мой знакомый американский помещик, chilly улицы диких окраин российской столицы, растворившейся в обезличенных потоках живой массы, утопленной своими мыслями, что ползут вспышками и летят ветвеобразно, отчего, хочу спросить, они не видят, что солнце же высунуло свой сизый язык из-за того дома, бьет плашмя и косо по вашим лужицам - китайским по контуру провинциям, по скучающим авто, по накренившимся деревцам и потрескавшейся розовой штукатурке, что ветерок играет легкой вечностью, перебрасывая с ладошки на ладошки мировые правды, ляг, как серфингист, в струю или греби, что лучше, к самому краю мирового стола, свались за его пределы, ты не хочешь быть частью бога, ты хочешь абсолютное Я, вселенскую любовь, полное счастье, со стола далеко падать, хотя, быть может, определенная красота в борьбе против времени, которое выдумали злые люди, и пространства, которое я не оставляю, есть, но дождик за окном ее не знает, поэтому я вооружусь зонтом и в последний раз ворвусь на холодные или, как сказал бы мой знакомый американский помещик, chilly улицы диких окраин российской столицы — в последний раз "красивый двадцатидвухлетний".
  • Current Music
    Jamelia - Numb
  • Tags

нет антитезиса. нет

Бескрайняя липкая масса современности - чем в нее не кинь, все станет ее частью. Восприятие себя как отдельного от нее давно ложно.

Неспособность дать антитезис привела к пртиуплению всех чувств. У вас осталась только одна книга, зачитанная до тошноты. Что не придумаешь, в ней есть.

Любая концепция бунта сожрана. Не может составное победить целое. А кроме целого нет ничего. Сплошной блин действительности.

Такому бытию противостоит только его отражение, небытие. Замкнутой жизни - абсолютная смерть. Материи умов и вещей - красота разрушения. Но это не ответ.
илья -5 лет

снег идёт.

Я так много пишу о крысиной возне политики, а ведь, если подумать, что с нее? Оно, конечно, важно в смысле личного благосостояния и будущих деток, но, когда всё бубнишь про А, ссылаясь на Б и обратно, ткется не то что бы кривда, но якобы реальность.

"Якобы реальностью" являются вся сфера новостей, в которой я работаю с восьмого года. Тот заявил, они сделали, взорвалось, началось, упало, приговорили, разоблачен, унижена и т.д. И всё это обильно комментируется армадой экспертов и легионом блогеров. Самозамкнутая система информации висит в воздухе и рисует мир уродливыми штрихами.

К чему мне мир, где снег — или причина транспортного коллапса, или недостающий олимпиаде элемент. У меня вот за окошком молочные тучи пучатся снегом, подходишь, смотришь, а они — летят, вихрясь. А там, где-то за спиной, звенят телефоны, пишутся электронные письма, читаются новости, делаются заявления, люди едут, торопятся и будто бы работают.

А главная работа — побыть с собой. Посмотреть на снег, погулять, подумать и, что-то насвистывая, подмигнуть, не знаю кому. Пустоте улыбнуться. К чему ее бояться?

Плеер в уши, нямку в живот, олимпиаду в глаза, срач в жж для тешенья эго; пьянки, болтовня, путешествия — вечный бег от себя. Вот остановиться у окна и не возвращаться к звенящему телефону, а познакомиться бы с собой без всех этих шумоотвлекающих эффектов.

Вот перед тобой ты. Невзрачный какой-то тип, смерти боится, молчит, смотрит прямо в глаза. И ты ... идёшь обратно к телефону, говоришь "Алло!", читаешь на мониторе про приговор Евсюкову, торрентс.ру, "Мистраль", реформу МВД, Плющенко, Крым, Газпром, Лукашенко, Гугл, а снег-то идёт.

Тамас Гуна

История поездов в русской литературе. Идиот - Вишневый сад - Чевенгур - Москва/Петушки - Желтая стрела.

«Пусть ваш сегодняшний день будет легким, радостным и пронизанным лучами солнечного света, — говорит невидимый динамик герою Пелевина. — этого вам желает популярная эстонская певица Гуна Тамас».

Но такой популярной эстонской певицы нет. Народное творчество телеграфом пишет мне, что Тамас Гуна — «гуна невежества. Одна из трёх гун, или качеств материальной природы в индуизме. Термин также используется в буддизме. Среди трёх гун — саттва, раджас и тамас — тамас считается самой негативной, или низшей гуной материальной природы. Основными характеристиками тамо-гуны являются: тьма, смерть, разрушение, невежество, лень и безумие.»

Отрывок из поэмы «Штат из злата»:

Ты прошла по уличным уродствам,
Растворилась в розовой пыльце.
Не Ахматова, да я ж не Бродский
С лирой мрачной на совке-крыльце.

Тьма, смерть, разрушение, невежество, лень и безумие. Вам алкаю возложить цветы. Сдохните, суки. Ненавижу, блядь. Тва-а-рь, — он захлебнулся в своих соплях и, уткнувшись мордой в две ладошки, сел, хлипая, в уголок. На Большой Никитской он провожал уличную незнакомку от паба до желтого нью-йоркского такси; океан не помеха. Хитро, помахав в небесах, ему подмигнул любимый рыжий храм-лис. Сталин умер, вы разве не слышали? Чего же молитесь за победу любимой футбольной команды и спорите о количестве аллилуй. Я видал украшенный зеленью алтарь и полный неф роз.